venceslav kryzh (venceslav) wrote,
venceslav kryzh
venceslav

Categories:

Не сотвори себе кумира, в том числе и из народа.

Народничество как таковое началось со славянофилов. Аксаков из любви к народу ходил по улицам Москвы в русской народной одежде, армяке и онучах, и поэтому, по выражению Чаадаева, все принимали его за персиянина. С легкой руки Аксакова возникло хождение интеллигенции в народ. Народники пытались стать ближе простому русскому мужику, просветить, приблизиться к нему, дабы исцелить язву раскола, терзавшую тело русского общества. Они полагали народ хранителем духовных ценностей, нисколько не сомневаясь в его добродетели и нравственной чистоте; вспомните деда Марея Федора Михайловича. У части русской интеллигенции сложился культ народа, перед которым многие испытывали чувство вины.

Надо ли говорить, что из этой затеи хождений ничего не вышло. Крестьяне сдавали просветителей в полицию, а нередко и пребольно поколачивали. В начале прошлого века, когда крестьяне стали жечь и грабить дворянские поместья, вера интеллигенции в народ несколько поубавилась; появились «Вехи» - в которых страх перед русским бунтом, бессмысленным и беспощадным, достиг своего апогея.
В этом культе народа было что-то языческое, ибо народ все же нечто имманентное, мимошедшее, то есть «форма, а не предмет». Во время оно в известном манифесте славянофильства Аксаков писал: “Наше знамя русская народность, как залог новых начал, полнейшего жизненного выражения общечеловеческой истины”. Народность понималась Аксаковым не в связи с Православием, а сама по себе, как некая самоценная данность. Это отметил Кошелев в довольно резком отзыве на манифест Аксакова: “Программа Ваша хороша, очень хороша, но жаль, что Вы выставили знаменем не вещь, а форму. Одна народность не доведет еще нас до общечеловеческого значения. Вера, одна вера может создать нечто органическое, ее-то Вы, по ложной скромности, боитесь поставить во главу угла. Без Православия наша народность - дрянь. С Православием имеет всемирно-историческое значение”. (Колюпанов. А.И. Кошелев, т. 2., стр. 250.) Именно «деспотизм внутренней идеи», заключенной в Православии, создал из разнообразного этнографического материала русский народ. Уповая только на народность, мы начинаем заботиться о чем-то внешнем, имманентном, делаем «малое великим», ставим телегу впереди лошади.
Это так, преамбула к моему собственному наблюдению некоторых не самых худших представителях нашего народа. Несколько лет подряд я был прихожанином церкви Благовещенья Пресвятой Богородицы, что в селе Тайнинском. Настоятелем этого храма был отец Владимир Агриков. Был он с виду улыбчив, доброжелателен, но о его нравственных качествах я тогда не мог сказать ничего определенного. Со временем я узнал, что батюшка происходит из крестьян, весьма бедных, и что священником он стал благодаря протекции своего дяди, архимандрита Тихона. Все шло хорошо. Но как-то раз я заметил, что один из прихожан моет машину Агрикова. Я поинтересовался у него, и узнал, что сие действо есть послушание по благословению отца Владимира. Меня это как-то покоробило, и я стал присматриваться к отцу настоятелю. Человек он, в общем и целом, был простой, необразованный, с самыми смутными и неясными представлениями о богословии и пустом обольщении. Иной раз его проповеди были ужасны и пронизаны сексизмом. «Зачем изменять жене, - сугубо вопрошал он паству, - везде же все одинаково устроено». «Одинаково устроено!». Помню у меня тогда возникла нечестивая мысль, принадлежащая Василию Розанову: «Медная башка, разве ты знаешь, что такое любовь!». Вопреки словам Василия Великого «держащий прелюбодеицу сквернит душу и тело», в своих проповедях Агриков любил превозносить смирение некоего рогоносца, который прощал жене все ее похождения. И так далее.
Как-то раз он попросил меня подежурить в трапезной. Готовились к приезду не очень чиновного гостя из духовных. Накрыли стол, довольно роскошный, с рыбой, красной икрой, кагором и прочая. Во время пира я пребывал на втором этаже, сидел у телефона и читал книжку. Пировали они довольно долго, потом читали вслух главы из Евангелия и обсуждали соборно. Часов около шести разъехались. И тогда ко мне пришел служка, позвал вниз и сказал: «Отец настоятель приглашает вас отобедать». Я спустился, посмотрел на растерзанный стол и подумал: «Как быстро наши крестьяне становятся помещиками, даже не во втором поколении, а сразу, не отходя от кассы, не рефлексируя над состоянием своей души». Однако, вспомнив слова Писания «униженный да возвышен будет», сел и отобедал, чем Бог послал. Пока ел, думал: я человек грешный, раздражительный, желчный, но никогда мне бы в голову не пришло кормить объедками своего не только ближнего, но и дальнего. Слава Богу, что сие устроение души отца настоятеля не может повредить Таинствам, которые он совершает сообразно своему сану.
Subscribe

  • По традиции этого ЖЖ в День Победы.

    Столетия не повернули вспять Полет валькирии в душе неукротимой, И Зигфрид продолжал свой меч ковать, На наковальне в подземельях Миме, Он вспоминал…

  • Обратил ли кто-нибудь, господа-братия!

    Что во време перенесения иконы Иверской Божьей Матери в Новодевичий монастырь, Путин первым произнес проповедь о духовных ценностях Православия, и…

  • Жизнь быстротечна......

    Бабушка и дедушка. Бабушке 17, дедушке 27. Сделано в фотографии Курбатова.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments