?

Log in

No account? Create an account
 
 
10 February 2011 @ 03:09 pm
Российская Империя и интенции Евразийства.  
Вестернизация России - только частный случай либерально - эгалитарного процесса, стремящегося унифицировать и привести к общему знаменателю многообразие культурно - исторических типов. Начало этого процесса имеет весьма древние корни, еще пророки Израиля выступали против всесмешения и растворения евреев в бытии иных племен и народов.От падения Иерусалима в начале первого тысячелетия и до разрушения стен гетто в конце второго, призрак ассимиляции постоянно преследует Израиль на всем протяжении его исторического странствия. Надо сказать, что в наше время вестернизация принесла Израилю множество бедствий и вновь поставила под угрозу его существование как государства. Это отчетливо показал в своих статьях выдающийся израильский публицист и общественный деятель, Авигдор Эскин. Вся традиция русской духовности от преподобного Феодосия Печерского, который обличал двоеверие, до Игнатия Брянчанинова, в сущности, боролась против унификации. Константин Леонтьев, положивший душу в борьбе с либерально - эгалитарным процессом, говорит о том же самом: губительном процессе "всесмешения форм" - этой страшной дороге, ведущей прямо в ад. Владимир Соловьев, всю жизнь отдавший делу унии, на пороге смерти нашел в себе силы объявить в «Трех разговорах» антихриста главным протогонистом всесмешения. То, что религия и культура нашего времени поражены страшной болезнью, имя которой унификация и универсализация, понимали многие выдающиеся умы Запада: Рильке, Лорка, Унамуно. В этом ключе следует понимать западно - европейские фобии, которые связаны не только с Россией (хотя, в первую очередь, с Россией из-за ее географического положения), но и с бытием иных культурно - исторических типов, которым Запад пытается тиранически навязать свой modus vivendi.
Очевидно, что христианство не смогло разрушить многообразие культурно - исторических типов, стать универсальным принципом для всех народов. В этом смысле, по выражению Достоевского, «христианство не удалось». Более того, в 1054 году христианский мир потряс ужасный раскол, который навсегда отделил Восток от Запада. Именно после Великого раскола, начиная с XIII века, Запад силой оружия не раз пытался доказать «православным схизматикам» глубину их заблуждений. Я имею в виду резню в Салониках и Константинополе, учиненную крестоносцами в 1204-м году, крестовые походы на Русь в XIII веке при Александре Невском, натиск Тевтонского ордена на славянские земли в начале XV века, закончившийся Грюнвальдской битвой, войны Стефана Батория при Иоанне IV и «Смутное время» XVII века, во время которого ставленник Ватикана Гришка Отрепьев оказался на русском престоле. Экспансия Запада осуществлялась не только посредством крестовых походов, но и с помощью идеологической «холодной войны»: стремление утвердить на Руси церковную унию. Начиная с Флорентийского собора, эти попытки неоднократно предпринимались тайными и явными агентами Ватикана вплоть до наших дней. Эти фобии вовсе не обусловлены поведением России, а глубоко укоренены в «бессознательном» западно-европейского мира. Борьба идет не на жизнь, а на смерть, тем более, что ныне бытие Запада унизительно зависит от российских энергоносителей.
Следствием «холодной войны», предпринятой Западом, явилась совершенная утрата сознанием средневековой Руси понятий Третьего Рима и Нового Израиля, которые составляли душу русского Православия. Мы не имеем возможности полно описать этот феномен, но следует отметить, что средневековая Русь, отождествляя себя с Римом и Иерусалимом, постоянно воспроизводила в своем бытии все подробности бытия древнего Израиля. Москва была устроена сакрально единообразно Иерусалиму на семи холмах. «Яко по Божию благословению Всемогущая и Живоначальная Троицы и Пречистыя Его Богоматери и церквей Божиих будет и монастырей святых бесчисленное множество и наречется, сей град второй Иерусалим и многим державством обладает, не токмо Россиею, но и вся страны прославится» (Забелин, «История города Москвы», стр. 36). Подобно Поклонной горе в окрестностях Иерусалима, на подъездах к Москве существовали 12 Поклонных гор. Московский Кремль воплощал как бы город Иерусалим времен Иисуса Христа со всеми христианскими святынями. В него, как и в древний Иерусалим, вели девять ворот, одни из которых (Спасские) были, как и в Иерусалиме, «золотыми». Вне стен Кремля располагалась Голгофа, т. е. Лобное место. Наименование Москвы Новым Иерусалимом встречаются уже в XIV веке. «Боже! Приидоша языци в достояние Твое, оскверниша церковь святую Твою: положиша Иерусалима яко овощное хранилище…» (Софийская летопись, 194, стр. 96-103). На иконе XVI века «Благословенно воинство» Москва изображена в виде Небесного Града Сиона. Более того, структура построения Москвы соответствует описанию Небесного Иерусалима в Апокалипсисе.
В Библии, изданной при Алексее Михайловиче, над планом Москвы помещена надпись, взятая из пророка Исайи: «Востани, востани Иерусалиме и облецыся в крепость мышцы твоея» (Исайя, 51:9). Пророчество Исайи о том, что стены нового града возведут иноземцы, было осуществлено в Москве. Стены Кремля и Китай-города строили итальянцы. Большой Государев сад с церковью Софии Премудрости Божией, находящийся в Замоскворечье, являлся символом Гефсиманского сада и собирательным образом Рая. «Временник» Ивана Тимофеева, относящийся к началу XVII века, сообщает о намерении Бориса Годунова возвести в Кремле храм Святая Святых, точную копию Иерусалимского храма. «Первое убо и верховнейшее дело его: основание во уме своемъ положи и промчеся всюду, еже о здании Святая святых храма сего весь подвиг бе; яко же в Иерусалиме, во царствии си хотяще устроити, подражая мняся по всему Соломону самому, яве, яко уничиживъ толикъ древняго здания святителя Петра храм успения Божия матере. И яже к созданию на сограждение стенам потребная готовляхуся имъ вся». То есть были заготовлены строительные материалы, и только смерть помешала Годунову осуществить замысел. Подробности с исчерпывающей полнотой представлены в замечательной книге М. П. Кудрявцева «Москва – Третий Рим». Автор так резюмирует исследование проблемы: «Как результат, идея «Москва – Третий Рим» привела к созданию в центре столицы своеобразного комплекса, символизирующего духовное единство всего человечества, отражающего «стремление связать историю Московского государства со всемирной историей, показать «избранность» Московского государства, являющегося предметом «божественного домостроительства» (не следует забывать и о том, что Самара есть Самария, а Тверь – Тиберия.)
Именно против Третьего Рима и Нового Израиля была направлена ненависть Запада. Ко времени царствования Алексея Михайловича относятся сочинения ученого католика -униата Юрия Крыжанича, который яростно отвергал идею Третьего Рима. В «Политике», а позднее в «Толковании исторических пророчеств», написанных довольно галиматиозно, на хорватском языке, с русскими словами и латинским алфавитом, Крыжанич, исподволь внедряя католические понятия, пытался доказать, что русскому государству следует называться королевством, а не царством, ибо последнее связано с Римским царством, которое с пришествием антихриста обречено гибели, «…не друг нам тот, кто зовет наше королевство «третьим Римом». Такой человек не желает нам ни удачи в делах, ни добра, а желает гнева Божьего, разорения и всякого зла» («Политика», стр. 627-634). Рим для Крыжанича есть престол св. Петра, неприкосновенно хранящий «духовное Христово царство». Тщеславие греков и немцев, присвоивших себе имя римской империи, пусто и суетно. Притязания русских царей на происхождение от римского императора безосновательно, а идеи Третьего Рима не более как инструмент политического давления на соседей. Крыжанич видит в Третьем Риме официальную государственную идею средневековой Руси. Он, собственно говоря, был католическим «позитивистом», не понимавшим того культурно-исторического типа, в котором жил долгие годы. Неприятие понятий Третьего Рима, Святой Руси, богоизбранности до сих пор присутствует среди католиков и униатов. Можно говорить о политической функциональности идей богоизбранности, Нового Израиля, Третьего Рима, но нужно иметь ввиду то, что они глубоко онтологичны по своей природе и возникли не из потребностей социума, а из глубин созерцаний мистиков-монахов.
В неприятии идеи Третьего Рима сказалась ревностная тяжба католицизма за вено Авраамово. Проблема стояла очень остро: если Москва – Третий Рим, а Россия – Новый Израиль, значит католики – схизматики и еретики. Церковная прозападная реформа царя Алексея Михайловича и патриарха Никона, а несколько позже деятельность Петра I совершенно разрушили представление о Третьем Риме и Новом Израиле. Она перевернули всю жизнь средневековой Руси с ног на голову, свирепо отрицая богоизбранное царство Нового Израиля. Усилиями реформаторов в национальном самосознании возник чудовищный разрыв, последствия которого не преодолены до сих пор. Несмотря на то, что Русская Православная Церковь отвергла понятия Третьего Рима и Нового Израиля, они не исчезли из сознания Св. Руси. Подобно граду Китежу, они погрузились в глубины земства, глубины народной жизни, готовые в любую минуту вырваться на ее поверхность.
Как соотносятся идеи евразийства с вышеизложенным? Так ли они спасителены для России? Не являются ли они тем Протеем, с помощью которого будет окончательно погребена идея Третьего Рима и Нового Израиля? Ответ должен быть утвердительным. Евразийство разрушительно для русского национального самосознания, которое вследствие европейского влияния на триста с лишним лет забыло о своих корнях. В начале прошлого века ранние славянофилы нерешительно пытались отказаться от «петровского наследия» и воскресить идеи Святой Руси, но уже поздние славянофилы в лице Константина Леонтьева обращали свой взор либо к Византии, либо к Азии: "Конец петровской Руси близок... И слава Богу. Ей надо воздвигнуть рукотворный памятник и еще скорее отойти от него, отрясая романо-германский прах от наших азиатских подошв!.." С этих «азиатских подошв» Константина Леонтьева, собственно говоря, и началось евразийство. Оно возникло как внутренне противоречивое явление. С одной стороны, евразийцы как будто опирались на Православие. "Евразийцы - православные люди, - писал в 1925 году один из первых евразийцев П. Савицкий в программной статье "Евразийство", - и Православная церковь есть тот светильник, который им светит, к ней, к ее дарам и ее благодати, зовут они своих соотечественников..." Но, с другой стороны, тот же Савицкий, опровергая значение Киевской Руси, утверждал, что "без "татарщины" не было бы России. Нет ничего более шаблонного, чем превозношение культурного развития дотатарской "Киевской" Руси, якобы уничтоженного и обворованного татарским нашествием. Россия - наследница Великого хана, продолжательница дела Чингиса и Тимура, объединительница Азии". Открытие сие принадлежит не Савицкому, а маркизу де Кюстину, который обнаружил у Московской Руси татаро-монгольские корни, которые, якобы, и есть фундаментальная составляющая русской государственности. Евразийцы заимствовали у него эту соблазнительную идею. При самом зарождении евразийства в 1925-м году Николай Бердяев имел все основания заметить: "Чингисхана они (евразийцы) явно предпочитают св. Владимиру" (ныне эту мысль подхватили российские демократы, утверждая, что своим возникновением российская государственность обязана татаро -монголам.) Как писала госпожа Ксения Мяло: «Образы Чингисхана и Батыя (у евразийцев) как-то начинают теснить образы Михаила Черниговского и Дмитрия Донского, возникает некая идиллия "русско-татарского единения", а это чем дальше, тем более двусмысленным делало отношения евразийцев с православием». Об этом противоречии писал А. Кизеветтер в статье «Евразийство»: «По Савицкому получается, что и своим благочестием - основным стержнем русского национального своеобразия - русские обязаны татарам». И далее: "Весь этот апофеоз русско-татарского культурного единения производит весьма странное впечатление на человека, хотя бы несколько знакомого с фактами русской истории. Общеизвестно, что татарские образцы сыграли некоторую роль в развитии государственной техники в Московском государстве. Но отсюда еще очень далеко от того, чтобы признать, что Московское государство сложилось в форме татарской орды и было обязано татарскому духоводительству всеми основами своей государственности. О русском благочестии и говорить не стоит: автору для спасения своей схемы пришлось замолчать такую безделицу, как Киево-Печерская лавра, руководящая роль которой в церковно-религиозной жизни русского народа возникла и расцвела как раз в дотатарский период русской истории, но - ad majorem gloriam Чингисхановых наместников - можно и промолчать о Киево-Печерской лавре!"
Но на период Московский Руси, содержащий идеи Третьего Рима и Нового Израиля, никто из действующих лиц не обратил никакого внимания. Естественно, что евразийцы отрицали идею translatio imperii (движение империи), которая была создана бл. Августином и оплодотворила как православный Восток, так и католический Запад. Согласно Августину, Град Божий «недвижно» пребывает только на Небесах; в сем мире он постоянно движется, странствует из одной империи в другую: «Вавилония, этот как бы первый Рим, разрасталась параллельно странствующему в сем мире граду Божию» («О граде Божьем», книга 18, гл.2). Град Божий христианской Церкви зародился в лоне Римской Империи, поскольку Израиль был данником Рима. Отсюда и наименование Церкви Христовой Ромейским Царством. В XII веке немецкий историк Оттон Фрезингенский развивал концепцию движения империи в северо-западном направлении. Римская империя сначала перешла к грекам в Византию, а от них к германцам. Эта теория, популярная в средние века, просуществовала вплоть до нового времени, преемственность империй истолковывалась западными экзегетами таким образом: Рим – Византий – Св. Римская империя – Св. Римская империя германской нации (Томас Мюнцер пытался включить в преемственность мировых империй хилиастическую империю восставших крестьян.) Священная Римская Империя, образованная Карлом Великим в 800 году, просуществовала тысячу лет до 1806-го года, вплоть до Вестфальского мира, сохраняя более или менее постоянную форму и имперские притязания. Русь вообще исключалась из этой системы; Православная Церковь рассматривалась в ней как схизматическая, отпавшая от основного ствола христианства.
Однако на Руси движение Ромейской Империи - Царства Божьего рассматривали иначе: Рим - Византий - Киев - Владимир - Москва. Отрицая духовное значение Киева, евразийцы разрушали теорию translatio imperii, подсекая древо Православной Церкви, исторические корни которой уходят в Иерусалим, ибо утратить "киевские корни" это значит утратить также и Византий, "предмет глубокого размышления и раздумья", и Рим – вечный город, окропленный кровью святых мучеников, и Иерусалим, священный Град Ромейской Империи и центр всего мира. Один из евразийцев, Георгий Вернадский, увлеченный гипотезой возможного перехода "сарайских ханов в Православие", писал, что в этом случае "митрополия всея Руси, утратив киевские корни, укрепилась бы окончательно не в Москве, а в Сарае". Но древо Православия, отсеченное от своих корней, неизбежно засыхает, и на его месте тут же поднимаются мрачные азиатские культы с кровавыми жертвоприношениями, исполненные презренья к существованию человека и бытию мира сего. Московская Русь под пером евразийцев превращается всего лишь в придаток Азии, также как в представлениях западников Россия становилась придатком Европы! Следует отметить, что евразийство в силу внутреннего противоречия необходимо разрушает не только представления о Третьем Риме и Святой Руси, но и все христианские ценности. Практическое евразийство стремится найти духовную опору либо в дальневосточных культах, либо в исламе. Барон Унгерн - единственный евразиец, который с оружием в руках пытался противостоять вестернизации под эгидой восстановленной династии Циней. Он стремился к расчленению России и растворению ее в регионах Евразии. Унгерн оставил христианство, к которому принадлежал по рождению, и исповедывал версию «черного ламаизма». Именно версия черного ламаизма - "бон-по" возбуждала лихорадочный интерес у оккультной верхушки Третьего рейха. Связь нацистов с ламами Тибета подробно освещена в книге Жака Бержье и Луи Повеля «Утро магов». Унгерн создал в Монголии чудовищный режим, запятнавший себя ужасными преступлениями. Его сходство с нацизмом не ограничилось приверженностью к черному ламаизму, - как и нацисты, он был паталогическим антисемитом, устроившим в Урге дикие погромы евреев, носившими явно ритуальный характер.
Из понятия «Российской Империи» евразийцы элиминируют его доминанту – Православие, стремясь перенести ее в иные конфессиональные начала, ислам, например, или форму - империя ради империи, без Православного содержания.
Великая Империя, созданная Сталиным, самим фактом своего существования упразднила интенции евразийцев. Однако в 1992 - 1993 годах состоялся дебют неоевразийства со всеми атрибутами евразийства старого - полным отрицанием духовной значимости России и Православия в парадигме Евразии, приверженностью к империи, хотя бы и чингизидов, в качестве summum bonum евразийского бытия; использование в качестве идеологической основы трудов Горбигера, Гаусгофера и Тириара, которые вдохновляли представления нацистов о должном устроении мира. Идеологией евразийства оказался все тот же старый дуализм Горбигера, с его вечной борьбой льда и огня, выраженный в иных, менее онтологических понятиях. Место огня у неоевразийцев занял "Океан", т. е. США и Англия, место льда - "Континент", т. е. Евразия. "Океан" и "Континент" находятся в вечном противостоянии. Характерно то, что новые евразийцы, пренебрегая историческими данными, причисляют Третий Рейх к "Континенту", в то время, когда сами нацисты в противостоянии России и Германии видели столкновение льда и огня, т. е. мыслили себя скорее "атлантистами", чем евразийцами. К "Континенту" евразийцы причисляют политически восходящий ислам, Китай и Россию, которая представляет для них не самоценное образование, а только временного союзника в общей евразийской борьбе с пресловутым "Океаном".
Однако политические реалии нашего времени настолько не соответствуют грандиозным замыслам евразийцев, что возникает мысль если не об едином источнике "атлантизма" и "евразийства" в борьбе против России, то, по крайней мере, о некоей самостоятельной третьей силе, которая борется как против России, так и Запада. Многое в евразийстве является пустой исторической фикцией, как-то: роковое противостояние СССР и Германии, которые якобы должны были быть союзниками по "Континенту"; "славяно-исламо-китайский евразийский суперэтнос" мистически противостоящего "атлантизму". Интенция евразийцев - обозначить ислам на равных с православием, как духовного водителя в деле строительства Российской Империи. Равным образом евразийцы стремятся пересмотреть ее хронологию и генезис, возведя государственность России к Тюркскому каганату. "Евразию следует рассматривать как некий бинарный мир" - такая замена многонационального Российского государства, «Дома всех народов», бинарностью имеет своей конечной целью разрушение представления о роли Православия и исторической составляющей русского народа, как станового хребта в культурно - историческом типе России, и, как следствие, изменение всего государственно -исторического кода.
Кроме того, "Океан" постоянно создает на "Континенте" яростных исламских оппонентов, борьба с которыми ведется уже не одно столетие. "Антиатлантистский" исламский блок, в который подталкивают Россию евразийцы, приведет к ее изоляции, как и в XIX веке, когда изощренные планы исламского и тюркского пояса нестабильности вокруг России разрабатывались Англией. Война СССР с моджахедами в Афганистане, равно как и сепаратистское движение в Чечне - в огромной мере дело рук ЦРУ, которое лелеяло планы расчленения России с помощью чеченского топора. Именно ЦРУ начало собирать федаинов по всей Европе и Азии и направлять их на базы подготовки моджахедов. Под покровительством этой организации был создан "Талибан" и Усама Бен Ладен со всеми печальными для "Океана" последствиями. Нужно отчетливо понимать, что Россия, как культурно - исторический тип, созданный Православием, единственный и непримиримый враг "Океана", созданного в недрах католико – протестантской схизматической версии христианства. Сокрушить Российскую Империю - вот цель «атлантистов», ради которой они собирают под свое крыло украинских националистов, чеченских сепаратистов, европейских «доброжелателей» России. Пока эти мечты остались мечтами, но работа идет. Главные битвы еще впереди.
 
 
 
ort7000ort7000 on February 10th, 2011 01:17 pm (UTC)
Стирание Богом установленных границ - апостасия.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 01:38 pm (UTC)
Так точно, перемешать и растворить народы и племена - вот задача антихриста.
ort7000ort7000 on February 10th, 2011 02:41 pm (UTC)
+
ниже днаpavel_ak on February 10th, 2011 02:32 pm (UTC)
Кто кроме евразийцев отстаивает сохранение самобытности каждого этноса и народа?
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 02:35 pm (UTC)
Надо сказать что Православие не дает русскому человеку потерять свою русскость.
ниже днаpavel_ak on February 10th, 2011 02:37 pm (UTC)
Вы говорите как евразиец.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 02:41 pm (UTC)
Это евразийцы говорят как православные.
ниже днаpavel_ak on February 10th, 2011 02:47 pm (UTC)
Иное и невозможно.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 03:01 pm (UTC)
Очень даже возможно, как я и показал в своей статье. Да и наши современные евразийцы Дугин, Карпец и иже с ними, суть не евразийцы и, прости Господи, старообрядцы, а генонисты, то есть последователи масона Рене Генона.
ниже днаpavel_ak on February 10th, 2011 03:02 pm (UTC)
Личные конфликты комментировать не считаю возможным.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 03:08 pm (UTC)
Это совсем не личный конфликт, я вообще далек от личностей в таком важном вопросе. Старообрядчество как для Дугина так и Карпца - просто наиболее чистое течение Примордиальной традиции, это лежит на поверхности. Недаром Карпец старается отмежеваться от Ветхого Завета и воспевает арктические звезды Гипербореи. Это системная ошибка наших евразийцев.
ниже днаpavel_ak on February 10th, 2011 03:21 pm (UTC)
Этот бред тем более на Вашей совести.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 03:28 pm (UTC)
Карпец мечтает о «русском порядке». Вот цитата из баллад Карпца: «Это порядок предшествующей Атлантиде Гипербореи, где отсутствуют репрессивный дух атлантической, «авраамической» традиции, выполнившей уже свою миссию и готовый окончательно завершить ее в «ближневосточном Армагеддоне… Европа, земля Запада, «земля Авраама», выбирает сегодня Ислам. Если это поможет ей избавиться от Крайнего Запада, «Заката Заката» наиболее дегенеративных сторон вырождающейся авраамической традиции, мы в соответствии со свободой «русского порядка» должны ее в этом поддержать…. Быть может, Ислам для Европы – оптимальное решение. Причем, именно Ислам европейцев, а не иммигрантов. В свете обретения – вновь – нашей «арктической родины» Балканы, Ближний Восток, земной Иерусалим стремительно будут терять свое не только геополитическое, но и сакральное значение. Нам нечего там искать, кроме кровавых остатков египетских мистерий, средиземноморских пыток и уродливо-больных фантазий. Наше – это Арктика и Индия. «Жгучий ветер полярной преисподней, Божий бич, приветствую тебя!» – как писал сквозь разруху 1917 Максимилиан Волошин. И словно в ответ ему через 17 лет засветились полярные звезды над башнями Кремля». Надо изучать материальную часть.
dorota_nikoldorota_nikol on February 10th, 2011 02:18 pm (UTC)
Так или иначе, а всё идет к предсказанному в Апокалипсисе концу.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 02:36 pm (UTC)
Да, ну что делать, как не вставлять сей телеге апостасии палки в колеса.
dorota_nikoldorota_nikol on February 10th, 2011 02:38 pm (UTC)
Горько то, что "народ-богоносец" - уже давно не богоносец, думать так - просто обманывать себя. Каждый день сталкиваешься с "богоносцем" и кроме горечи ничего не возникает.
ort7000ort7000 on February 10th, 2011 02:41 pm (UTC)
С этим трудно не согласиться.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 02:42 pm (UTC)
Да ничего страшного, жемчужное зерто имеет свойство скрываться в навозной куче.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 04:15 pm (UTC)
Огорчает меня вот что, эта статейка довольно старая. На сайте Авигдора Эскина ее прочли более 37000 человек; в ЖЖ, думаю, ее прочтут от силы человек 200-300. Мы, русские, ленивы и не любопытны.
dorota_nikoldorota_nikol on February 10th, 2011 04:21 pm (UTC)
ленивы и не любопытны
Не совсем, всё-таки. Вот по себе могу сказать: я так устала от негатива, мне уже всё это по ночам снится. Хочется хоть чему-нибудь радоваться. Приходится прилагать усилия, чтоб найти повод. :)
Я из-за этого фильмы деструктивные смотреть не могу, хоть их, допустим, объявляют талантливыми. Мне и в жизни хватает черноты, еще искусственно ее на себя наваливать просто нет душевных сил.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 04:33 pm (UTC)
Re: ленивы и не любопытны
Я радуюсь таким фильмам как Охотники на оленей, Однажды в Америке, Красный дракон, все трагедии. Ужасно!
Игорь Лебедевkot_begemott on February 10th, 2011 08:30 pm (UTC)
Спасибо, очень интересно.
venceslav kryzhvenceslav on February 10th, 2011 08:44 pm (UTC)
Привет, дорогой kot_begemott.
Игорь Лебедевkot_begemott on February 10th, 2011 10:16 pm (UTC)
Здравствуйте.

Вот, хотел попросить: такие большие тексты, если сможете, разбивайте на абзацы. Будет легче читать))
venceslav kryzhvenceslav on February 11th, 2011 05:33 am (UTC)
Хорошо-с!